logo

Как «серая мышь» превратилась в роковую женщину. История о настоящей любви и доверии

Кто такая – роковая женщина. Та ли это женщина, которую преследует злой рок, или это она — причина всех несчастий для мужчин, рискнувших к ней приблизиться?

Алина не относила себя ни к тем, ни к другим. И хотя подруги записали ее в разряд «серых мышек», а мужчины — в категорию старых дев, сама Алина считала себя обычной женщиной, которой не очень повезло в жизни. Но она не унывала, ей было всего (или уже?) двадцать девять. А это не повод думать о том, что все самое хорошее прошло мимо.

В детстве Алина ничем не отличалась от подруг и даже не задумывалась о будущем. Отец ее заведовал большим комиссионным магазином, обеспечивал семью всем необходимым и однажды (чего и следовало ожидать), прогорел на очередной махинации. Мамочка, никогда и нигде не работавшая, пришла поначалу в ужас, но любимый супруг не подвел свою «милую Людочку», он внезапно умер от сердечного приступа — как раз накануне судебного процесса. Молодая вдова горевала недолго, покойный супруг был на-а-много старше и, естественно, не мог достойно оценить всех ее прелестей. Его преемник по «комиссионке» занял его же место в сердце безутешной вдовы и в супружеской постели.

По иронии судьбы «нового папу» звали Руслан, и «милая Людочка» была счастлива. Мужик в самом соку, умный, сильный. Это вам не расплывшийся «плейбой» предпенсионного возраста.

Алина, которой только-только исполнилось восемнадцать, новое замужество матери восприняла без энтузиазма, тем более, что «пижонистый хлыщ» явно положил глаз на падчерицу. Через пару месяцев, трезво оценив обстановку, Людмила Семеновна решила от греха подальше разменять шикарную «тройку» на две квартиры, желательно, в разных районах. Так Алина стала хозяйкой уютной комнатки на окраине города. По понятным причинам с мамой они встречались редко, но при встрече та не упускала возможности «пустить шпильку» по поводу затянувшегося девичества дочурки.

— Да, фигуркой ты в отца…но ничего, мы с Русланом подыщем тебе приличную партию! Что еще взять с убогой?

Слыша ненавистное имя, Алина содрогалась, но стечение обстоятельств (а вернее развал фирмы, где она работала) вынудили заключить временное перемирие.

— Куда же тебя пристроить…» — мамин муж курил дорогую сигару, демонстрируя отцовскую заботу. Людмила Семеновна, небрежно распахнув на груди шелковый халатик, склонялась к нему:

— Пупсик, помнишь, ты говорил, что Михаил подыскивает новую секретаршу. Может… — она многозначительно вильнула бедром, намекая, что на такие пустяки особо не стоит отвлекаться.

— Лапуся, чтобы получить такую работу, нужно обладать… — Руслан красноречиво начертил в воздухе заманчивую фигуру, — обладать хотя бы простейшими навыками. Печальный мамин вздох Алина поняла правильно, но работа была нужна.

— Компьютер, английский, французский, стенография, — она торопливо перечислила свои способности, с удовольствием отмечая, как вытягивается физиономия у «папика».

— Ого! Пардон, мадмуазель! Ладушки, уже звоню, — Руслан по-кошачьи облизнул губы и, небрежно отстранив женушку, потянулся к телефону.

Так Алина стала сотрудницей фирмы, владельцем которой был некий Михаил.

Вскоре шеф обратил свое «драгоценное внимание» на невзрачную «мышку» и Алина растаяла. Оказалось, что ее босс не такой уж сухарь, каким его расписывал Руслан. Кроме того из случайных фраз она составила достаточно полный портрет мужчины, который ей (чего уж кривить душой) стал симпатичен: одинок, не бабник, серьезен, воспитывает сына и одержим работой. К тому же обладает чувством юмора...

Очень лакомый «кусочек» для молодых девиц, которые не раз пытались прибрать его к рукам. Но Михаил, несмотря на свое одиночество, слыл крепким орешком. По крайней мере, его фраз: «Хочу хотя бы раз в жизни встретить настоящую роковую женщину!», вызывала недоумение и… уважение. Но что такое «роковая женщина» и где она? В ответ на эти вопросы Михаил таинственно улыбался: «А я и сам не знаю, но чувствую…

— Ты на него глаз не клади. Он у нас со странностями, понимаешь… предупредили Алину девчонки. – Все какую-то роковую женщину ищет. А сам, наверное, импотент!

Алина понимала, что никакой он не импотент, но, повинуясь, общественному мнению, и правда стала думать о нем как о человеке со странностями. Но… эти странности нравились ей. Несмотря ни на что!

Однажды в октябре шеф пришел в офис позже обычного. Алина, захватив бумаги, вошла в кабинет и услышала, как он тревожно шепчет в телефонную трубку: «Держись, я скоро приеду. Ты ведь у меня молодец!».

Собственная смелость показалась чудовищно вызывающей, но Алина не удержалась,

— У вас неприятности…может, я могу чем- то помочь?

— Да нет… — Их взгляды встретились и Михаил первым опустил глаза, — Сынишка заболел, а у меня на вечер встреча назначена… Понимаете, ему всего пять лет…

— Вы можете рассчитывать на меня. Если надо. – пролепетала Алина. – Я… могу…

«Глупая, на что ты надеешься, — укоряла она себя, быстро шагая по указанному Михаилом адресу. – Ты для него всего лишь «палочка-выручалочка», нянька на час. Но до «роковой женщины» тебе никак…

Пристальный взгляд темных глазенок пылал от жара и любопытства,

— Ты — Алина? Папа сказал, что ты будешь со мной сегодня. А я – Олежка, и у меня горлышко болит. Свинка…»

— «Это очень неприятно, милый, — Алина подошла к малышу и села на краешек кроватки, — Я в детстве тоже болела свинкой.

Целый вечер они рассматривали альбом, мечтая о дальних странах. Потом пели чай, потом играли в разбойников. В общем. Когда пришел Михаил, они представляли собой самую что ни на есть сладкую парочку, безмятежно перебирающую марки.

— Пап, мне было так здорово! – пробормотал засыпающий Олежек. И Алина с грустью подумала, что малышу будет трудно ужиться с мачехой, которую выберет ему отец. Ему ведь друг нужен, а не роковая женщина. А он… он даже не заметил, что на Алине новая, так идущая ей бирюзовая блузка.

— Спасибо вам, — жесткая мужская рука сжала ее ладошку. — Завтра приезжает моя сестра, так что нам с сыном будет полегче.

А у Алины сжалось сердце: «Я для него всего лишь секретарша. Возомнила себе черти что, идиотка!

Ночью ей снился отчим, незримо очерчивающий женскую фигуру. Ту фигуру, которая могла бы быть у Алины, если бы она… Наверное, будь у нее фигура 90-60-90, не отпустил бы ее Михаил домой. А с серой мышки что возьмешь? Разве что с ребенком заболевшим посидеть! Как же она была зла на себя за то, что позволила себе влюбиться. И еще за то, что скучала… по Олежке.

Утром Михаил остановился возле ее стола, и сдерживая смех, спросил:

— Скажите, Алина…Петровна, чем вы вчера околдовали моего сына»

Алина покраснела, но не растерялась, а подхватила игру, — «Доброе утро, Михаил… Александрович!»

— «Алексеевич», — поправил шеф и сел прямо на ее стол.

— «Простите, — она достала из сумочки альбом и протянула ему, — Вот, я обещала Олегу…»

— «Нет уж, сами передадите, — его рука отстранила альбом, — Тем более, что моя сестра не приехала, у них там нелетная погода», — Михаил скрестил на груди руки, — «Я хотел нанять ему няню, но он согласен только на вас! — мужчина взмахнул рукой, задев стаканчик с карандашами. Алина присела, дрожащие руки никак не могли поднять карандаши с пола. Михаил присел рядом, — «Вы не выручите меня еще раз», — он улыбнулся, Алина едва заметно кивнула.

В воскресенье Алину ожидал сюрприз — звонок от мамы. Первое, что пришло в голову — у мамули неприятности. Но оказалось, что неприятности на самом деле у Алины. Вернее, так считала Людмила Семеновна.

— «Вчера Руслан звонил другу, который работает в вашей фирме... — многозначительная пауза затянулась и стала угрожающей, - Дочь, это не мое дело, но твое поведение весьма двусмысленно! Твои визиты бросают тень не только на тебя!» — мамин голос уже дрожал от возмущения. Если бы это говорил кто- то другой, Алина давно бросила бы трубку, но пришлось сдержаться.

— «Мама, это касается только меня! Пусть твой муж спит спокойно»

— « Ты хотя бы поинтересуйся, почему от него ушла жена! – голос уже визжал, — Ты же ему совершенно безразлична, это же унизительно — самой вешаться на шею мужчине!» Такого Алина не могла стерпеть даже от матери, и она ударила в ответ, — «Совсем, как ты, мама, на своего Руслана…»

Конечно, мамины слова пробудили некое любопытство, но Алина слишком хорошо знала свою «старушку». Интриги — вот ее слабость, а опускаться до интриг не хотелось. Тем более, что в отношениях с Михаилом появилась теплая ирония, которая проявлялась в коротких фразах, взглядах, наигранно- вежливых приветствиях.

— «Доброе утро, Алина…Петровна…»

— «К вам клиенты, Михаил Андреевич!…ах, простите, Алексеевич.»

Только Михаил больше не просил ее посидеть с Олегом и Алина начала грустить.

Однажды ее навестил Руслан. Развязно ввалившись в комнату, он прошел в грязных туфлях по ковру, и плюхнулся в кресло.

— «Поговорить надо, - мамин муж брезгливо фыркнул, - Твоя мамаша просила просветить тебя по поводу твоего дорогого шефа!

— «Моя мамаша, между прочим, твоя любимая «лапуля»,- напомнила ему Алина.

— «Ха! Не смеши меня, детка! – Руслан грязно выругался, только сейчас Алина сообразила, что он пьян, — Стал бы я связываться со старухой, если бы…» Но в пьяной голове, видно, еще остался здравый смысл, потому что Руслан вдруг замолчал и со страхом уставился на Алину,

— «А! Она тебе все равно не поверит! —

махнул он рукой, — «Между прочим, Михаил — подлец! Да, я докажу тебе это…— пьяные крики сотрясали стены, — Он увел у меня невесту почти из…за…короче, прямо у алтаря! Вот что такое твой Михаил», — Руслан икнул и плюнул на ковер, — «А теперь он под тебя клинья подбивает, шустряк!

Знаешь, почему этого козла жена бросила, а! – рука Руслана зло стукнула по столу, — Потому что застукала она его с кем попало!»

Вдруг Алина с ужасом увидела, что Руслан на коленях ползет к ней, шатаясь и причитая «милая, иди ко мне».

Она оттолкнула ненавистные руки, — «Уходи! Иначе я …Я полицию вызову!»

У самой двери Руслан остановился, посмотрел не Алину с вызовом и закивал,

— «Давай! Вешайся на шею этому, а на мой век девок хватит! Адью, мадам!»

Примерно через неделю после визита «отчима» фирма, где работала Алина, отмечала свой маленький юбилей. Настроение было паршивое, идти никуда не хотелось, но в шкафу давно висело новое платье, а дома было так тоскливо.

«Не удивительно, — подумала Алина, — молодежь нынче вальс не уважает, а жаль…» – она уже приготовилась слиться с общим «топтанием» в одну полусонную массу, как вдруг, подхваченная умелой рукой, заскользила, закружилась.

О, что это был за танец! Сотрудники хлопали, как обалдевшие. А они и были такими, ведь на их глазах невзрачная «Мышь» превратилась в бабочку (или, как минимум, в летучую мышь). Партнер, поцеловав Алине руку, шутливо закатил глаза и воскликнул, — «Я без ума от вас, вы — роковая женщина!»

И тут же вспыхнуло в голове — «мечтаю хотя бы раз в жизни…»

Алина оглянулась, но возле окна никого не было. Она вышла в коридор — Михаил курил, сбрасывая пепел прямо на пол.

— «Я не хотел бы говорить об этом, но… — он приблизился к Алине, заглянул ей в глаза и снова отвернулся, — Обстоятельства сложились так, что я…вынужден»

— «Если не хочешь говорить об этом, я пойму, — Алина дотронулась до его плеча. И тут он взорвался, в глазах была боль и обида, — «Ты ничего не поймешь, потому что тебе известна только одна правда — та, которую открыл тебе Руслан!»

— «Да, он говорил о тебе, но это низкий и подлый человек, я не верю таким»

— «Это правда…— Михаил перевел дух, схватил Алину за руку, —Ты выслушаешь меня… Для меня очень важно, чтобы ты поверила…»

И Алина кивнула, шагнула к нему, спрятала счастливую улыбку на его груди.

Ей не нужны были ни его оправдания, ни покаяние в прошлом грехе, она заранее верила этому мужчине, как только любящая женщина верит в невиновность возлюбленного своего. Именно сейчас Алина ощутила себя по-настоящему роковой женщиной и очень-очень счастливой.

Вы спросите — так в чем же секрет, где кроется отгадка, как может «серая мышка» в одну секунду превратиться в красавицу, а тихоня стать роковой женщиной. Любовь — вот вам ответ.

Wiki